Модернизация производства мяса поможет нам снизить вероятность новых пандемий

Вспышка коронавируса подчеркивает необходимость изменить способ производства мяса. 

перевод статьи PhD Лиз Шпехт из Good Food Intitute, опубликованной в Wired 

Современные методы производства мяса на растительной основе предлагают потребителю не только безболезненную альтернативу за обеденным столом, но также дают огромные преимущества в области безопасности и устойчивости в цепочке поставок.

В мире ошеломлены вспышкой нового коронавируса, распространяющейся по всему земному шару. Становится ясно, что все более драконовские меры по закрытию границ стран и ограничения на поездки применяются, к сожалению, с опозданием. Чиновники в сфере здравоохранения указывают, что на данный момент сдерживание вируса похоже на закрытие двери сарая после того, как лошади уже ушли. Однако в современном глобализированном обществе лошади, возможно, давно покинули сарай.

В попытке осмыслить последнюю стихийную пандемию, нам необходимо изучить обстоятельства, которые позволяют этим зоонозным инфекциям переходить к людям от других животных. К счастью, теперь мы знаем обстоятельства, которые вызывают зоонозные вспышки, и у нас есть технология, позволяющая значительно снизить этот риск путем модернизации нашей продовольственной системы. 

Широко распространено мнение, что Covid-19 появился на мясном рынке в Ухани (Китай), хотя животное-носитель, который непосредственно передал его человеку, еще окончательно не идентифицировали. Место происхождения вируса совершенно неудивительно. Ученые регулярно отслеживают «вирусную болтовню» в двух ключевых группах предвестников: охотниках за мясом диких животных и работниках на бойнях. Зоонозные вирусы почти всегда передаются человеку непосредственно от животных на фермах или из дикой природы. Убой и охота на них приводят людей к особенно тесному контакту с животными и их инфицированными тканями и жидкостями.

Фермерские и дикие животные, которых содержат в клетках, создают идеальную почву для зоонозных заболеваний. Чрезвычайно высокая плотность содержания, длительный повышенный уровень стресса, плохие санитарные условия и неестественные рационы питания создают идеальные условия для вируса встретиться с ослабленным человеком-хозяином и преодолеть видовой барьер. Фактически, мы знаем, что это происходит регулярно – это просто игра в кости, когда заразивший человека вирус также несет в себе специфические адаптации, которые позволят ему более эффективно переходить от человека к человеку. Смена видов хозяина часто позволяет патогенам принимать более зловещий оборот, вызывая тяжелые заболевания или смерть у их нового хозяина, несмотря на то, что они вызывают только легкие симптомы в их животном носителе.

Снова и снова зоонозные вирусы возникают из этих источников: волна за волной птичьего гриппа, свиного гриппа, вируса Нипах … и этот список продолжается. Учитывая нашу нынешнюю систему, риск заражения человека вирусом от животного является вопросом времени, а не вероятности. Вскоре после самого опасного сезона птичьего гриппа H7N9, вызванного зоонозом, который возник на птицефабриках в Китае, тревога доктора Амеш Адаля из университета Джона Хопкинса была ясна: «Пандемия H7N9 вполне могла быть хуже – возможно, намного хуже – чем пандемия 1918 года». Самый последний доклад совета по мониторингу глобальной готовности, созванный Всемирной Организацией Здравоохранения, начался с предупреждения:

«Если высказывание “Прошлое – это пролог” правда, то существует очень реальная угроза возникновения быстроразвивающейся, очень смертельной пандемии респираторного патогена, которая унесет жизни от 50 до 80 миллионов человек и уничтожит почти 5 процентов мировой экономики… Мир не готов».

Исследователи из Калифорнийского университета в Дэвисе также прямо заявляют: «Возникающие зоонозы могут оказаться более опасными, чем другие возбудители».

Даже когда эти вирусы распространяются только среди своих животных-хозяев, угроза человеческому процветанию и продовольственной безопасности слишком велика. Нынешняя вспышка вируса африканской чумы свиней привела к примерно 50-процентному падению производства свинины в крупнейшей в мире стране-производителе свинины и привело к резкому росту общих цен на продукты питания. Чтобы еще больше сгустить краски, есть недавние сообщения о появлении в Китае высокопатогенного штамма птичьего гриппа H5N1, и многие фермы по производству куриного мяса в карантинных регионах потеряли целые стада из-за перебоев в доставке корма.

Потребители по всему миру, которые уже находятся в сложной ситуации в связи с перспективами продолжительного экономического спада, дополнительно подвержены непостоянству цен на продовольствие в результате этой уязвимости животноводства. Эти обычные вирусные нападения на продовольственную безопасность демонстрируют, что независимо от точного пути зоонозной передачи нынешней вспышки Covid-19, наша зависимость от промышленного животноводства не является ни благоразумной, ни прагматичной в любые времена.

Пришло время признать, что мы, как цивилизация, переросли устаревшее представление об использовании животных для производства мяса. Охота и животноводство служили своей цели на протяжении тысячелетий роста численности населения. Но в 2020 году нам нужно быть предельно честными с самими собой. Мы не можем продолжать этим заниматься. Нынешняя система сломана. Она неэффективна, ненадежна, неустойчива и крайне небезопасна.

К счастью, вывести животных из нашей системы питания проще, чем мы думаем. Как свидетельствует огромный рост инноваций, доступности и интереса потребителей к растительному мясу, сама категория мясных продуктов пересматривается. Мясо все чаще рассматривается как чувствительный опыт, для которого характерна особая комбинация аминокислот, жиров и минералов, а не как средство производства. Для того, чтобы насладиться сочным гамбургером, не обязательно выращивать животных на фермах или охотиться на них. И не нужно рисковать подхватить опасную болезнь.

Мы также, вероятно, вскоре увидим, что культивируемое мясо (мясо, выращенное непосредственно из клеток животных, без забоя) появится на рынке, благодаря притоку талантов, инвестиций и предпринимательской активности. Как растительные, так и культивируемые мясные продукты устраняют проблемы продовольственной безопасности и зоонозов, присущие продуктам питания животного происхождения. Современное производство мяса на растительной и культивируемой основе предлагает потребителю не только безболезненную альтернативу за обеденным столом, но также дает огромные преимущества в области безопасности и устойчивости в цепочке поставок.

Правительства вкладывают огромные ресурсы в программы разработки лекарств и вакцин, отчаянно пытаясь компенсировать ущерб от нынешней вспышки. Но ничто из этого не предотвратит следующую, и, возможно, даже еще худшую, пандемию.

Нет времени тратить впустую на выяснение того, что, вероятно, послужило основной причиной этой пандемии, и что было причиной десятков предыдущих зоонозных событий. Нам необходим такой же уровень неотложности в управлении финансами, усилиями и талантами для ускорения разработки и внедрения более безопасных, современных методов производства мяса. Пришло время вообще отказаться от мяса животного происхождения. Вместо того, чтобы пытаться закрыть дверь после ухода лошадей, пришло время построить лучший сарай.


Перевод Фаины Верли для «Едим лучше»

Оригинал:  wired.com/story/opinion-modernizing-meat-production-will-help-us-avoid-pandemics/